Сказки народов мира для детей Сказки народов мира

Сказка об Абу-Кире и Абу-Сире - восточная сказка


Сказка Сказка об Абу-Кире и Абу-Сире читать:

В одном городе жили рядом два ремесленника: красильщик Абу-Кир и цирюльник Абу-Сир. Оба они не вылезали из нужды. Красильщик был лентяй и плут, он часто обманывал и обкрадывал заказчиков. Если ктонибудь приносил ему в лавку ткань, то уже больше не видел её. Абу-Кир продавал материю, деньги проедал, а потом лгал заказчику и рассказывал разные небылицы: то он говорил, что ткань украли воры, то уверял, что она испортилась при крашении, словом, в отговорках у него недостатка не было. А цирюльник Абу-Сир был усердным и хорошим мастером, но что толку: был он беден и не мог предложить посетителям освежающей купальни, как это делали другие брадобреи и цирюльники.

И в лавку к красильщику Абу-Киру тоже уже никто не заглядывал; о его проделках знал весь город.

По вечерам сидели они перед своими лавками и жаловались друг другу на злую судьбу.

— Знаешь что, — сказал как-то красильщик цирюльнику, — давай отправимся в чужие страны, а то здесь мы с тобой с голоду умрём. А когда Абу-Сир согласился уехать, Абу-Кир сказал:

— О сосед, весь наш заработок мы будем складывать в один кошелёк и всё делить поровну, как настоящие друзья.

Добряк цирюльник и на это был согласен. На другой день на рассвете вошли они на корабль, который как раз отплывал в далёкие края.

На корабле не было цирюльника, так что для Абу-Сира сразу же нашлась работа.

Он брил купцов и матросов, а те давали ему лепешки, сыр, фиги, финики и деньги. Абу-Кир целыми днями валялся и всю еду, что получал Абу-Сир за работу, съедал один. Но Абу-Сир не упрекал красильщика и радовался, что друг его сыт; цирюльник мечтал о том, как хорошо они заживут в чужих странах, когда они оба будут зарабатывать.

Через три недели плавание окончилось, и корабль встал на якорь в гавани большого города. Красильщику Абу-Киру не хотелось расставаться с беззаботной жизнью на корабле. Наконец Абу-Сир уговорил своего ленивого друга, и они пошли по улицам незнакомого города. Ходили они целый день, не чувствуя под собой ног от усталости, пока наконец не сняли бедную каморку.

Красильщик Абу-Кир тут же свалился на ложе и уснул. И на другой день он спал до полудня, а Абу-Сир тем временем уже бегал по рынку и по пристани в поисках работы. Он не терял времени даром и трудился в поте лица. Вечером Абу-Сир вернулся домой с хлебом и фруктами. Этой еды и для двоих было много, но Абу-Кир всё съел один. Он даже не приподнялся с ложа. И так пошло день за днём: Абу-Сир с утра уходил работать и вечером возвращался с едой; иногда он приносил немного денег. А Абу-Кир целыми днями валялся на ложе и ещё упрекал друга за то, что тот приносил мало еды.

Прошло сорок дней с тех пор, как они поселились в чужом городе. И вот на сорок первый день цирюльник тяжело заболел. Он не мог подняться с ложа и думал, что теперь о еде и питье позаботится Абу-Кир. Но АбуКир и не думал вставать. Он выпросил у больного друга денег и послал одного мальчика, что жил в том же доме, за едой.

На четвертый день цирюльнику стало совсем плохо, и он потерял сознание. Абу-Кир решил, что он умер. И только тут, наконец, лентяй-красильщик встал и, не сказав никому ни слова, ушёл из дома. На рынке Абу-Кир купил себе на деньги своего друга прекрасные одежды и начал прогуливаться в новом наряде по городу.

Так подошёл он к лавке одного красильщика. Абу-Кир очень удивился, когда увидел, что все ткани выкрашены только в синий цвет. Он вошёл в лавку, вынул из кармана платок и протянул его красильщику.

— Эй, мастер, возьми этот платок и выкраси его в зелёный цвет, — сказал Абу-Кир.

— Этого я не сумею сделать, — покачал головой красильщик.

— Ну, тогда в красный цвет, — попросил Абу-Кир.

— И с этим мне не справиться, — вздохнул красильщик. — Здесь у нас умеют красить только в синий цвет.

Абу-Киру только это и нужно было узнать. Он вышел из лавки и отправился прямо во дворец султана. Красильщик велел слугам доложить о себе как о чудесном мастере из далёкой заморской страны. Он попросил султана, чтобы тот разрешил ему остаться в его городе и открыть здесь красильную мастерскую. Абу-Кир рассказал султану о том, какую чудесную пурпурную краску может он изготовить из морских ракушек и улиток, описывал ему красоту шафранового и багрово-красного цветов и другие чудесные оттенки.

Султан засыпал Абу-Кира деньгами, подарил ему красивый дом, полный прислуги, и приказал мастерам, чтобы они тут же начали строить большую красильню.

Тем временем Абу-Кир заказал в далёких странах всё, что нужно было для его ремесла. Когда красильня была готова, он принялся за работу. Абу-Кир нанял себе помощников и обучил их своему ремеслу. Тут он совсем перестал работать, целыми днями сидел, развалясь на высоком сиденье, и распоряжался, а рабы приносили ему разные лакомства и чудесные напитки. Заказы сыпались со всех сторон: сначала от султана и его приближённых, потом от знатных людей той страны. Все восхищались искусством Абу-Кира и хвалили его. Остальные красильщики в том городе вскоре лишились работы. Им ничего другого не оставалось, как взяться за самую чёрную работу в мастерской у Абу-Кира.

А что же делал тем временем цирюльник Абу-Сир? Когда бедняга снова пришёл в сознание, он очень удивился, увидев, что комната пуста. Абу-Сир не мог сдвинуться с места. Он стонал и звал на помощь, пока его не услышал привратник этого дома. Он вошёл в комнату, и Абу-Сир попросил его принести какую-нибудь еду, а главное, питье, ведь несчастный цирюльник погибал от жажды.

Он сказал привратнику, что заплатит ему за всё, как только вернётся его друг. Привратник заботился об Абу-Сире неделю, другую, но Абу-Кир не возвращался. Теперь уже Абу-Сир был уверен, что друг обворовал его и покинул в беде. Но привратник утешал его, как мог, и говорил, что не стоит из-за этого отчаиваться.

— Я буду заботиться о тебе до тех пор, пока ты не поправишься, — сказал он цирюльнику.

Абу-Сир поблагодарил привратника и пообещал расплатиться за всё.Но прошло целых два месяца, прежде чем он выздоровел. Как только Абу-Сир почувствовал, что может стоять на ногах, он отправился в город и стал искать работу. Цирюльник пришёл на рынок и увидел там богатый дом. Рядом с ним была большая лавка. Абу-Сир помнил, что раньше этих построек тут не было. Перед лавкой было шумно, как в пчелином улье, люди галдели, толкали друг друга, со всех сторон раздавались восхищённые возгласы.

Цирюльник спросил одного человека, что это за дом. Тот ответил ему, что здесь открыл красильню некий Абу-Кир, друг султана, замечательный мастер, который умеет окрашивать ткани в невиданные расцветки.

Абу-Сир обрадовался, услыхав об этом; он от души желал своему другу успехов и богатства. По доброте своей он простил Абу-Киру, что тот украл у него деньги и бросил его больного в нужде.

Цирюльник вошёл в лавку и увидел Абу-Кира, одетого в роскошный наряд. Красильщик сидел на дорогих подушках, окружённый рабами. Он лакомился сластями, разложенными на драгоценных блюдах, покрикивал на своих работников и распоряжался: "Сделай так, сделай этак!"

Но Абу-Сир не подозревал, что его ждёт. Как только Абу-Кир заметил цирюльника, он закричал:

— Держи вора!

И показал пальцем на Абу-Сира.

На бедного цирюльника тут же набросились слуги Абу-Кира, избили его и вышвырнули на улицу.

Несчастный Абу-Сир никак не мог понять, почему его друг так жестоко с ним обошёлся. Он потирал свои синяки, в висках у него гудело. Сам не свой бродил Абу-Сир по рынку.

Тут подумал он, что хорошо было бы помыться в бане, там он мог бы промыть свои раны и охладить ушибы. Цирюльник спросил одного из жителей города, как пройти в баню. Но тот ничего не ответил Абу-Сиру, только вытаращил на него глаза и пошёл своей дорогой.

Абу-Сир остановил второго прохожего и повторил свой вопрос.

— Что за баня? — удивился прохожий. — Что это такое?

— Это самое лучшее, что только есть на свете, — ответил Абу-Сир и начал рассказывать, какие бывают бани.

— Ничего подобного у нас здесь нет, — сказал ему прохожий. — Но я дам тебе добрый совет. Иди к султану и расскажи ему обо всём, что я только что от тебя услыхал. Наверное, счастье улыбнётся тебе.

Абу-Сир послушался горожанина, направился во дворец султана и попросил доложить о себе. А когда султан принял его, цирюльник сказал:

— О великий султан, довелось мне узнать, что в твоём городе нет бани! А как может такой прекрасный город обойтись без бани?

И Абу-Сир описал султану все прелести купания. Он сказал ему, что человек, побывавший в бане, молодеет душой и телом, что купание исцеляет больных, радует сердце и оживляет разум.

Султан приветствовал все новшества. Он тут же приказал нарядить Абу-Сира в роскошное платье, осыпал его деньгами и позволил цирюльнику выстроить в городе бани на любом месте.

Абу-Сир выбрал подходящее место и приказал построить бани, каких ещё свет не видывал. Вокруг здания невольники посадили кипарисы и розы. Среди них были укрыты фонтаны с душистой водой и беседки, где были спрятаны лютнистки. А когда здание было готово и всё вокруг шумело и благоухало, Абу-Сир пригласил в баню султана.

Султан пришёл в восторг от этого новшества и чуть со всем двором не перебрался в бани. Весь город ходил смотреть на них, а тот, кто хоть раз вымылся в бане, приходил туда снова и снова. Так Абу-Сир разбогател, расширил бани, чтобы места хватило для всех жителей города, украшал и достраивал здание, и султан каждый день бывал у него в гостях.

Когда Абу-Кир узнал об этом чуде, он подумал, что не худо было бы испытать на себе все блага, которые дают бани душе и телу. Красильщик направился к дому цирюльника. Но он остановился словно громом поражённый, когда увидал на пороге дома своего друга Абу-Сира в чудесном наряде, окружённого вельможами, которые домогались его благосклонности. Абу-Кир тут же опомнился и воскликнул:

— И ты до сих пор не вспомнил о своем добром старом друге, Абу-Сир? Почему ты не позвал меня к себе? Я так тосковал но тебе, что не выдержал и пришёл без приглашения.

— Но ведь ты приказал избить меня и вышвырнуть за дверь как раз тогда, когда я был в страшной нужде, — сказал удивлённый Абу-Сир.

И тут Абу-Кир начал клясться, что он ни разу в жизни и в мыслях не обидел своего друга. Правда, он как-то раз приказал выбросить за дверь одного воришку.

— Но теперь я вижу, — воскликнул Абу-Кир, — что это была ужасная ошибка. Ведь этот вор, как две капли воды, был похож на тебя, Абу-Сир. Но как я мог подумать, что это ты? Ведь я решил, что ты умер!

Он снова давал лживые клятвы, рассказывал, как тосковал по другу, как оплакивал его. Добряк Абу-Сир поверил каждому слову красильщика. Цирюльник пригласил друга к себе, оказал ему предпочтение перед самыми важными вельможами, угощал Абу-Кира и радовался, что им обоимтак повезло: и он, и его друг стали друзьями султана и его советниками. Но коварный Абу-Кир только краем уха слушал сияющего от счастья Абу-Сира. Он уже думал о том, как лишить друга благосклонности султана и навсегда избавиться от него.

— У тебя здесь есть всё, что нужно, — сказал он другу на прощанье. — Но всё же одного в твоих банях не хватает.

— Чего же? — спросил Абу-Сир.

— Я не вижу у тебя купальни с пенящейся водой, — ответил Абу-Кир.

— Ты прав, — согласился Абу-Сир. — Я сейчас же прикажу её сделать. Друзья попрощались и поклялись друг другу в вечной дружбе. Но красильщик Абу-Кир не пошёл к себе домой, он отправился прямо к султану и сказал ему:

— Твоё счастье, о великий султан, что сегодня я зашёл в баню. Тот человек, что построил бани, выдаёт себя за твоего друга, но знай, что он собирается тебя погубить.

Злой и завистливый красильщик оболгал Абу-Сира перед султаном, как только мог. Он рассказал ему, что познакомился с Абу-Сиром на корабле и что тот доверил ему свою тайну.

— Он говорил мне, — лгал Абу-Кир, — что послан заморскими князьями, а те приказали ему убить тебя, чтобы потом захватить твоё государство. О великий султан, верь, что я хотел передать его страже, как только мы сойдём на берег, но ловкий цирюльник тут же затерялся в толпе. И с той поры я не знал ни минуты покоя, опасаясь за твою жизнь. Лишь теперь камень спал с моего сердца, потому что я наконец нашел вероломного АбуСира.

Султан сначала не хотел верить Абу-Киру. Но Абу-Кир сказал:

— О султан, ступай завтра в баню. Ты увидишь, что Абу-Сир позовёт тебя в купальню с пенящейся водой. Но ты не поддавайся на обман. Вода в той купальне ядовитая. Если бы ты вошел туда, от тебя бы и косточек не осталось.На другой день султан отправился в баню. Абу-Сир встретил его со всеми почестями. Султан хотел, как обычно, выкупаться в розовой воде. Но Абу-Сир улыбнулся и сказал:

— О султан, сегодня я хочу тебя удивить. Я приготовил для тебя купальню с пенящейся водой, которая пахнет жасмином. Только она достойна тебя. Искупавшись в этой воде, ты почувствуешь себя на двадцать лет моложе.Как только султан услыхал слова цирюльника, глаза его гневно засверкали. Он тотчас приказал своим стражникам связать Абу-Сира и от-вести его в тюрьму. Потом султан позвал к себе капитана, начальника стражи, и сказал ему:

— Завтра на рассвете зашей этого злодея в мешок, положи его в лодку и отправляйся в море. Как только увидишь меня в окне дворца и услышишь, как я крикну: "Утопи его!", тут же бросай мешок в воду.

Но капитан был добрый человек, а Абу-Сир всегда мыл его даром в лучших купальнях, и вскоре они стали друзьями. Вот он и решил отблагодарить Абу-Сира за всё. Когда настала ночь, капитан вывел Абу-Сира из тюрьмы, посадил его в лодку и отвёз на остров, что стоял в море напротив дворца султана. Там Абу-Сир должен был ждать неделю, пока на остров не придёт корабль. Капитан хотел посадить Абу-Сира на этот корабль и отправить в далёкую страну, где ему уже не будет угрожать месть султана.

Абу-Сир не знал, как ему отблагодарить капитана. Цирюльник уселся в пустой хижине на берегу и стал думать, чем он так прогневал султана, что тот чуть не лишил его жизни.

На рассвете капитан зашил в мешок большой камень, погрузил его в лодку и поплыл по морю ко дворцу. Через некоторое время он увидел, что султан выглянул из окна, поднял руку и крикнул:

— Утопи его!

Капитан бросил в воду тяжёлый мешок, и султан начал потирать руки от радости. Он думал, что навсегда избавился от преступника, который хотел лишить его жизни.

Тут капитан заметил, как что-то сверкнуло и упало в воду. Знай он, что это было, так вёл бы себя совсем по-другому. Не пошел бы он, после того как причалил к берегу, во дворец к султану с опущенной головой, не ждал бы он с дрожью новых приказов султана, не боялся бы, что тот раскроет его хитрость и найдёт Абу-Сира живого и невредимого.

А султану не по себе стало. Как раз в тот миг, когда он довольно потирал руки, случилось что-то ужасное. Отошёл он от окна и задрожал всем телом. Уронил он в море свой золотой перстень. Перстень тот был не простой, а заколдованный, и так велика была его сила, что без него султан уже не мог быть грозным владыкой. Когда он указывал на кого-нибудь пальцем, на котором был перстень, с плеч несчастного тотчас же падала голова. И войска, и стража, и все люди в государстве повиновались султану только благодаря этому перстню. Все боялись его и беспрекословно подчинялись ему.

Султан не сказал никому ни слова и дрожал от страха. Он боялся, как бы кто-нибудь не догадался, что у него уже нет кольца: султан знал, что тогда подданные наверняка убьют его и выберут нового правителя.

А тем временем Абу-Сир сидел на берегу. Он закинул в море сеть, которую ему оставил капитан, и ловил рыбу. Уже с первого раза ему повезло: он вытащил полную сеть. Абу-Сир выбрал самую большую рыбину и начал потрошить её. Вдруг нож наткнулся на что-то твёрдое в жабрах рыбы. Цирюльник увидал, что это был золотой перстень. Изумленный Абу-Сир внимательно рассмотрел кольцо, потом надел его на мизинец и снова принялся за рыбу. Но он всё думал о том, как этот перстень попал рыбе в жабры. "Не лучше ли было бы выбросить его, чтобы он не принёс мне новой беды", — размышлял Абу-Сир.

Тут как раз проходили мимо две старые женщины. Увидев кучу прекрасной рыбы, они очень удивились. Абу-Сир помахал им рукой и хотел сказать, что они могут взять рыбу, если она им нравится. Но слова застряли у него в горле: у старух ни с того ни с сего головы свалились с плеч. Вокруг не было ни души, только незримый меч мог сделать это. У Абу-Сира от страха зуб на зуб не попадал, ему уже не хотелось жареной рыбы. Спрятался он в свою хижину и даже голову боялся высунуть: а что если незримый меч и его покарает?

Долго сидел цирюльник в своей хижине, забившись в угол, и вдруг услышал, как кто-то зовёт его. Абу-Сир узнал голос капитана. Тот пришёл сказать другу, что вскоре мимо проедет корабль, который заберёт АбуСира. Цирюльник поборол страх и вылез из хижины. Тут увидел он, что капитан стоит над трупами обезглавленных женщин и с изумлением смотрит на них. Абу-Сир уже протягивал руки, чтобы приветствовать капитана. Он радовался, что наконец покинет это заколдованное место. Но тут капитан заметил перстень у него на пальце и закричал:

— О брат мой! Не шевелись, опусти руки вниз, не то ты убьёшь меня! И тут же он спросил удивлённого Абу-Сира, откуда у него перстень. Капитан сразу узнал кольцо султана.

— Я нашёл его в жабрах рыбы, — сказал Абу-Сир.

— Я видел, как он падал в море, — вспомнил добрый капитан, — как раз в тот миг, когда султан высунулся из окна.

Капитан рассказал Абу-Сиру о волшебных свойствах этого перстня и объяснил ему, что тот, сам того не желая, отрубил головы двум женщинам.

— Что ты собираешься делать, Абу-Сир? — спросил капитан своего друга. — Ведь теперь ты самый могучий человек во всей стране.

— Отвези меня к султану, — молвил Абу-Сир. Капитан сказал:

— Что ж, будь по-твоему. Я отвезу тебя к султану, хоть тот и узнает, что я не выполнил его приказания.

Теперь капитан уже не боялся султана, без перстня он никому не был страшен.

Цирюльник и капитан подъехали ко дворцу, вылезли из лодки на берег и отправились прямо к султану. Султан сидел бледный, окружённый своими советниками и стражей, и всё время прятал руку, чтобы никто не догадался о пропаже перстня

Он с ужасом ждал, что будет, когда приближённые узнают об этом.Когда султан увидел капитана и Абу-Сира, он не подал виду, что могуществу его пришел конец.

— Да как ты осмелился? — крикнул он грозно на капитана. — Ты не только не утопил этого злодея, а ещё привел его ко мне! За это вы оба жестоко поплатитесь!

Он уже хотел приказать стражникам схватить капитана и цирюльника, но тут Абу-Сир сделал шаг вперед и осторожно, чтобы другие ничего не заметили, показал султану перстень на своем пальце. Султан чуть не лишился чувств и пошатнулся. Но ковры и куча подушек, что были у него за спиной, удержали его, и он не упал. Опомнившись, он приказал стражникам удалиться. Тут Абу-Сир протянул ему перстень и сказал:

— О султан, вот самое верное доказательство того, что я никогда не желал тебе зла. Разве у кого-нибудь ещё было столько возможностей стать султаном, как у меня? Но знай же, что я твой верный друг, а потому и возвращаю тебе перстень.

Султан тут же надел перстень на палец, и сразу у него словно гора с плеч свалилась. Он обнял Абу-Сира и воскликнул:

— О брат, благодарю тебя от всего сердца, ты спас мне жизнь.Абу-Сир спросил султана, за что тот так прогневался на него. Тут счастливый султан рассказал ему, как красильщик его предостерегал и о купальне с пенящейся водой, в которой, по словам Абу-Кира, султана ждала верная смерть.

— Прости меня, о друг, что я так легко поверил этой лжи, — просил султан со слезами на глазах.

Абу-Сир наконец понял, что его друг Абу-Кир не только лентяй, каких свет не видывал, но к тому же злой и никчемный человек. В душе он упрекал себя, что сразу не догадался об этом: ведь лень и подлость — родные сестры. Там, где одна делает грязное дело, другая через плечо смотрит, и обе друг дружку выдают.

А тем временем Абу Кир сидел в своём роскошном доме и распоряжался. Одной рукой он подпёр голову, а другую протянул к золотому блюду, полному разных сластей, и всё время ел. О своём несчастном друге Абу-Сире, которого по его вине постигла злая участь, он даже не вспоминал; теперь его завистливая душа успокоилась.

Вдруг с улицы послышался шум, в лавку вошли вооружённые воины, стащили Абу-Кира с подушек, связали его, посадили задом наперёд на осла и на глазах у всех горожан повезли к султану.

У Абу-Кира всё в голове перепуталось, не знал он, за что вдруг султан на него прогневался. Но когда красильщик увидел рядом с султаном живого Абу-Сира, понял он, что часы его сочтены.

Напрасно заступался за красильщика добряк Абу-Сир, султан не послушал его. И та расправа, которая ждала Абу-Сира, постигла Абу-Кира. Султан приказал бросить его в море.

Потом султан сказал цирюльнику:

— О Абу-Сир, попроси у меня, что тебе вздумается. Я исполню любое твое желание.

— У тебя такие хорошие бани, что лучшего и желать нечего, — ответил Абу-Сир.

— Я сделал для тебя всё, что мог. Позволь мне вернуться домой, в родной город. Раз уж я потерял единственного земляка, меня здесь ничто больше не будет радовать.

Султан уговаривал Абу-Сира, чтобы тот остался. Он обещал ему золотые горы, почести, предлагал жениться на его дочери, но Абу-Сир стоял на своём и всё твердил, что хочет вернуться на родину. Не сказал он вслух того, что думал: всё равно ничего хорошего его здесь не ждёт, раз уж султан так легко верит наговорам, а вся мощь его заключена в куске блестящего металла, который и сорока может утащить.

Султан приказал снарядить для Абу-Сира корабль и подарил его цирюльнику со всем, что там было: с матросами, зерном, дорогими тканями и редкими зверями.

Сорок дней плыл Абу-Сир по морю и наконец добрался до своего родного города.

Там он построил огромные роскошные бани, женился и до самой смерти жил счастливо среди цветущих садов, где росли кипарисы, цвели розы и жасмин, били фонтаны с ароматной водой; было там всё, чего только может пожелать человек, и всё вокруг благоухало, шумело и радовало глаз.



<<Предыдущая Следующая>>

Восточные сказки






Смотрите также:


Детские аудиосказки

Двенадцать братьев

Он живой и светится

Калиф аист

Про Козявочку

Лиса и журавль



Детские песни

Ветер перемен

Белые снежинки

Песенка паровозика

Добрый жук

Песня царевны Забавы

Пользовательский поиск



Поделись с друзьями