Сказки народов мира для детей Сказки народов мира

Летучий корабль - украинская народная сказка


Сказка Летучий корабль читать:

Жили себе дед и баба. И было у них три сына: два умные, а третий дурак. Умных они жалеют и холят, баба им каждый день белые рубахи даёт, а дурака всё ругают, смеются над ним. А он лежит себе на печи в чёрной рубахе; как дадут что-нибудь, то поест, а нет,— то и голодный.

Но вот пошёл слух, что так, мол, и так: пришёл царский указ, чтобы к царю на пир собирались, и кто построит такой корабль, чтобы сам летал, да прилетит на том корабле, за того царь дочку выдаст.

Умные братья советуются между собой:

— Не пойти ли и нам, может, там наше счастье ждёт нас!

Посоветовались и просятся у отца с матерью:

— Пойдём мы,— говорят,— к царю на пир: потерять — ничего не потеряем.

Старики — делать нечего — взяли да и собрали их в дорогу, баба напекла им белых пирогов, зажарила поросёнка, бутылку вина дала.

Пошли братья в лес. Срубили там дерево и стали думать, как тут летучий корабль построить.

Подходит к ним дед старый-престарый, как молоко, белый, борода до пояса.

— Здравствуйте, сынки! Дайте огня трубку разжечь.

— Некогда нам, дедушка, с тобою возиться. И опять стали думать.

— Хорошее свинячье корыто выйдет у вас, детки,— сказал старик.— А царевны вам не видать, как своих ушей.

Сказал — и исчез, будто и не было его. Думали братья, думали, ломали себе голову — ничего у них не вышло.

— Поедем к царю на конях,— говорит старший брат.— На царевне не женимся, так хоть просто погуляем.

Сели братья на коней и поехали. А дурак сидит на печи и тоже просится:

— Пойду и я туда, куда братья пошли!

— Что ты, дурак, выдумал? — говорит мать.— Там тебя волки съедят!

— Нет,— говорит,— не съедят! Пойду!

Родители над ним поначалу смеялись, а потом давай ругать. Да где там! Видят, что с дураком ничего не поделаешь, да и говорят наконец:

— Ну, иди, но чтобы ты уже назад и не возвращался и чтобы не признавался, что ты наш сын.

Баба дала ему мешок, положила туда чёрного чёрствого хлеба, бутылку воды дала и выпроводила его из дому.

Он и пошёл.

Идёт себе да идёт и вдруг встречает на дороге деда: такой седой дедушка, борода совсем белая — до самого пояса!

— Здорово, дед!

— Здорово, сынок!

— Куда идёте, дедушка? А тот говорит:

— Хожу по свету, из беды людей выручаю. А ты куда?

— Я к царю на пир.

— Разве ты,— спрашивает дед,— умеешь сделать такой корабль, чтобы сам летал?

— Нет,— говорит,— не умею!

— Так зачем же ты идёшь?

— А кто его знает,— говорит,— зачем? Потерять — не потеряю, а может, там где-нибудь моё счастье завалилось.

— Садись-ка,— говорит дед,— да отдохни малость, пообедаем. Доставай, что у тебя в мешке-то!

— Э, дедушка, ничего тут нет, хлеб такой чёрствый, что тебе его и не укусить.

— Ничего, доставай!

Вот дурак достаёт, и вдруг из того чёрного хлеба такие стали пироги белые, что он сроду и не видал таких: как у панов. Удивился дурак, а дед ухмыляется.

Расстелили они свитки на траве, уселись, давай обедать. Пообедали как следует, поблагодарил дед дурака да и говорит:

— Ну, слушай, сынок: иди теперь в лес и найди самый большой дуб, у которого ветви крест-накрест растут. Стукни топором, а сам скорее падай плашмя и лежи, пока тебя кто-нибудь не позовёт. Тогда,— говорит,— тебе корабль построится, а ты садись на него и лети, куда тебе надо, да по дороге бери, кого бы там ни встретил.

Дурак поблагодарил деда и попрощался. Дед пошёл своей дорогой, а дурак отправился в лес.

Вошёл он в лес, подошёл к дубу, у которого ветви крест-накрест растут, стукнул топором, упал плашмя да и уснул... Спал, спал... И вот через какое-то время слышит — кто-то его будит:

— Вставай, уже твоё счастье созрело, вставай!

Дурак проснулся, смотрит — перед ним уже корабль стоит: сам золотой, снасти серебряные, а паруса шёлковые так и раздуваются — только лететь!

Вот он, долго не думая, сел на корабль. Корабль тот поднялся и полетел... Как полетел он ниже неба, выше земли — и глазом не догонишь.

Летел-летел и видит: припал человек на дороге ухом к земле и слушает. Дурак и окликнул:

— Здорово, дяденька!

— Здорово, брат!

— Что вы делаете?

— Слушаю,— говорит,— не собрались ли уже к царю на пир люди.

— А вы разве туда идёте?

— Туда.

— Садитесь со мною, я вас подвезу.

Тот сел. Они и полетели.

Летели-летели и видят: идёт человек по дороге — одна нога к уху привязана, а на другой скачет.

— Здорово, дяденька!

— Здорово, брат!

— Почему вы на одной ноге скачете?

— Потому,— говорит,— что если я отвяжу вторую и ступлю один раз, весь свет переступлю. А я,— говорит,— не хочу...

— Куда же вы идёте?

— К царю на пир.

— Садитесь с нами.

— Ладно.

Тот сел, и опять полетели.

Летели-летели и видят: стоит на дороге стрелок и целится из лука, а нигде не видно ни птицы, ни зверя.

Дурак крикнул:

— Здорово, дяденька! Куда вы целитесь! Нигде же ни птицы не видно, ни зверя!

— Это вам не видно, а мне видно!

— Где же вы ту птицу видите?

— Эге,— говорит,— там, за сто миль, сидит на сухой груше!

— Садитесь с нами!

Он сел. Полетели.

Летели-летели и видят: идёт человек и несёт за спиною полный мешок хлеба.

— Здорово, дяденька!

— Здорово!

— Куда вы идёте?

— Иду,— говорит,— хлеб добывать к обеду.

— Да у вас ведь и так полный мешок!

— А мне тут и на один раз позавтракать не хватит.

— Садитесь с нами!

— Ладно!

Сел и этот. Полетели.

Летели-летели и видят: ходит человек возле озера, будто чего-то ищет.

— Здорово, дяденька!

— Здорово!

— Чего вы тут ходите?

— Пить,— говорит,— хочется, да никак воды не найду.

— Так перед вами же целёхонькое озеро, почему вы не пьёте?

— Э, сколько тут воды! Мне и на один глоток не хватит.

— Так садитесь с нами!

— Ладно.

Он сел, и они полетели.

Летели-летели и видят: идёт человек в деревню и несёт куль соломы.

— Здорово, дяденька! Куда солому несёте?

— В деревню,— говорит.

— А разве в деревне соломы нет?

— Есть,— говорит,— да не такая!

— А разве эта не простая?

— А такая,— говорит,— что какое бы горячее лето ни было, а только разбросай эту солому, то сразу же — откуда ни возьмись — мороз и снег.

— Садитесь с нами! Тот сел, и полетели дальше. Летели-летели и видят: идёт человек в лес и несёт вязанку дров за спиною.

— Здорово, дяденька!

— Здорово!

— Куда вы дрова несёте?

— В лес.

— Эге! Разве в лесу нету дров?

— Как же нету? Есть,— говорит,— да не такие.

— А какие же?

— Там,— говорит,— простые, а эти такие, что как только разбросаешь их, то сразу же — откуда ни возьмись — войско перед тобою!

— Садитесь с нами!

И тот согласился, сел, да и полетели.

Долго ли они летели, недолго ли, а прилетают к царю на пир. А там посреди двора столы понаставлены, понакрыты, бочки мёду и вина повыка чены: пей, ешь, что хочешь! А людей — едва не полцарства сошлось: и старые, и малые, и паны, и нищие. Как на базар. Дурак прилетел с друзьями на корабле и опустился у царя перед окнами. Сошли они с корабля и пошли обедать.

Царь глядит в окно и видит: золотой корабль прилетел! Он и говорит своему лакею:

— Иди спроси, кто там на золотом корабле прилетел.

Лакей пошёл, посмотрел, приходит к царю:

— Какие-то,— говорит,— мужики оборванные!

Царь не верит.

— Не может,— говорит,— быть, чтобы мужики на золотом корабле прилетели! Ты, наверное, не допытался.

Взял да и пошёл сам к людям.

— Кто,— спрашивает,— тут на этом корабле прилетел?

Дурак вышел вперёд:

— Я! — говорит.

Царь как увидел, что у него свиточка — латка на латке, портки — колени повылазили, так и за голову схватился: “Как же так, чтобы я свою дочку да за такого мужика отдал!”

Что делать? И давай он дураку приказывать.

— Иди,— говорит лакею,— скажи ему, что хоть он и на корабле прилетел, а если не добудет воды лечебной да целебной, пока люди пообедают, так не только царевны не отдам, а вот меч — ему голова с плеч!

Лакей и пошёл.

А Слушайло, тот самый, что припадал к земле ухом, подслушал, что царь говорил, да и передал дураку. Дурак сидит на скамье за столом да и печалится: не ест, не пьёт. Скороход увидел это:

— Почему ты,— говорит,— не ешь?

— Где уж мне есть!

И рассказал — так и так:

— Приказал мне царь, чтобы я, пока люди пообедают, добыл воды лечебной да целебной... А как я её добуду?

— Не печалься! Я тебе добуду!

— Ну, смотри!

Приходит лакей, даёт ему царский приказ, а он уже давно знает, как и что.

— Скажи,— отвечает,— что принесу! Отвязал Скороход ногу от уха да как махнёт — так в один миг и допрыгнул до воды лечебной да целебной.

Набрал, но сильно устал. “Ну,— думает,— пока обед кончится, успею вернуться, а теперь сяду под мельницей, отдохну немного”.

Сел да заснул. Люди уже обедать кончают, а его нет. Дурак сидит ни жив ни мёртв. Пропал!” — думает.

Слушайло приставил к земле ухо — давай слушать. Слушал-слушал да и говорит:

— Не печалься, под мельницей спит, чтоб его лихо!

— Что же мы будем теперь делать? — говорит дурак.— Как бы нам его разбудить? А стрелок говорит:

— Не бойся: я разбужу!

Натянул он лук да как стрельнёт — даже щепки с мельницы посыпались... Скороход проснулся — и скорее назад! Люди обед только кончают, а он приносит ту воду.

Царь не знает, что и делать. Давай приказывать второй приказ: если съест за один раз шесть пар волов жареных и сорок печей хлеба, тогда, говорит, выдам мою дочку за него, а не съест, так вот: мой меч — а ему голова с плеч!

Слушайло и это подслушал и рассказал дураку.

— Что же мне теперь делать? Я и одной булки хлеба не съем! — говорит дурак. И опять запечалился — плачет. А Объедайло и говорит:

— Не плачь, я за всех съем, да ещё и мало будет.

Приходит лакей: так и так.

— Ладно,— говорит дурак,— пусть дают! Вот и зажарили шесть пар волов, напекли сорок печей хлеба.

Объедайло как стал есть — всё дочиста съел и ещё просит.

— Эх,— говорит,— мало! Хоть бы ещё чуток дали...

Видит царь — плохи дела. Опять приказал приказ, чтобы на этот раз двенадцать бочек воды выпил одним духом и двенадцать бочек вина, а не выпьет: вот меч — ему голова с плеч!

Слушайло подслушал и рассказал. Дурак опять плачет.

— Не плачь,— говорит Опивайло,— я выпью, ещё и мало будет.

Вот выкатили по двенадцать бочек воды и вина.

Опивайло как стал пить, так всё до капельки выпил, да ещё и посмеивается.

— Эх,— говорит,— мало!

Царь видит, что ничего не может поделать, да и думает себе: “Надо его, мужика этого, со свету извести!”

Вот и посылает он к дураку лакея:

— Иди и скажи: говорил царь, чтобы ты перед венчанием в баню сходил.

А тем временем другому лакею приказывает, чтобы баню чугунную натопил: “Там он, такой-сякой, спечётся!” Лакей натопил баню так, что самого чёрта спечь можно.

Сказали дураку. Идёт он в баню, а за ним следом Мороз с соломою. Там Мороз растрёс солому — и сразу стало так холодно, что дурак на печь взобрался да и заснул, потому что продрог как следует. Назавтра открывает лакей баню, думает, что от дурака только пепел и остался. А он лежит себе на печи и хоть бы что. Разбудил его лакей.

— Вот ведь,— говорит,— как я крепко спал! Хорошая у вас баня!

Сказали царю, что так и так: на печи спал, и в бане так холодно, будто всю зиму не топлено. Царь затужил: что делать? Думал-думал, думал-думал...

Наконец и говорит:

— Идёт на нас соседний король войною. Вот я и хочу женихов испытать. Кто добудет мне к ут-ру полк солдат и сам поведёт их в бой, за того и отдам свою дочку замуж.

Слушайло подслушал это и рассказал дураку. Дурак опять сидит и плачет:

— Что мне теперь делать? Где я это войско добуду?

Идёт на корабль к друзьям.

— Помогайте, братцы,— говорит,— а то пропал я совсем!

— Не плачь! — говорит тот, что нёс дрова в лес.— Я тебя выручу.

Приходит лакей и передаёт царский приказ.

— Ладно, сделаю,— говорит дурак.— Только скажи царю, что если не отдаст и теперь дочку, то я на него войною пойду.

Ночью повёл товарищ дурака в поле и понёс с собою вязанку дров. Как стал там разбрасывать те дрова, так что ни полено — то и солдат. И так целый полк нашвырял.

Утром просыпается царь — и слышит: играют. Он спрашивает:

— Кто это так рано играет?

— Это,—говорят,— тот, что на золотом корабле прилетел, своё войско муштрует.

А дурак таким стал, что его и не узнать: одежда на нём просто сверкает, а сам такой красивый, куда там!

Ведёт он своё войско, а сам на вороном коне впереди едет, за ним старшина. Солдаты в строю — как на подбор!

Повёл дурак войско на врага. И так стал рубить направо и налево, что всех вражьих солдат одолел. Только уже в самом конце боя ранило его в ногу.

А тем временем и царь с дочкой подъехали на бой посмотреть.

Увидела царевна самого смелого воина, раненного в ногу, разорвала платок на две половины. Одну половину себе оставила, а другой перевязала рану тому смелому воину.

Вот окончился бой. Дурак собрался и поехал домой.

А царь устроил пир и решил пригласить к себе в гости того, кто победил его врагов.

Искали, искали по всему царству — нигде такого нет.

Тогда царевна и говорит:

— У него есть примета: я ему своим платком рану перевязала.

Опять стали искать.

Наконец двое царских слуг зашли и к дураку. Смотрят, а у него и впрямь одна нога царевниным платком перевязана.

Схватили его слуги и давай к царю тащить. А он — ни с места.

— Дайте хоть помоюсь,— говорит.— Где мне такому грязному к царю идти!

Сходил в баню, помылся, одел ту одежду, в которой воевал, и таким опять стал красивым, что слуги даже рты пооткрывали.

Вскочил он на коня и поехал.

Выходит навстречу царевна. Увидела и сразу узнала того, кому своим платком рану перевязала.

Понравился он ей ещё больше.

Тут их обвенчали и такую свадьбу справили, что прямо дым в небо пошёл.

Вот вам и сказка, а мне баранок связка.



Следующая>>

Украинские народные сказки читать






Смотрите также:


Детские аудиосказки

Мена

Диво дивное, чудо чудное

Три счастливчика

Гадкий утенок

Истинная правда



Детские песни

Мама, будь всегда со мною рядом

Два веселых гуся

Лесной олень

Куда ты тропинка меня привела

Колыбельная медведицы

Пользовательский поиск



Поделись с друзьями